Биография, Данилевский Григорий Петрович. Полные и краткие биографии русских писателей и поэтов.

Данилевский Григорий Петрович. фото фотография фотка Данилевский Григорий Петрович. фото фотография фотка
Все материалы на одной странице
Материал № 1
Материал № 2
Материал № 3
Материал № 4

Данилевский, Григорий Петрович

— известный писатель-беллетрист, родился 14 апреля 1829 года в с. Даниловке, Харьковской губернии, Изюмского уезда, умер 6-го декабря 1890 г. Первоначальное воспитание получил дома под руководством родителей, сумевших развить в сыне любовь к музыке и литературе, потом окончил курс московского дворянского института (бывшего университетского пансиона), и затем — курс с. — петербургского университета по камеральному отделению юридического факультета, откуда вышел в 1850 г. кандидатом, с серебряною медалью за конкурсное сочинение на тему: «О Пушкине и Крылове», предложенную в 1848 году философским факультетом. Весною 1849 года, еще будучи студентом, Данилевский, по недоразумению, вместо однофамильца Н. Я. Данилевского, был арестован, как причастный делу Петрашевского, и два месяца содержался в казематах Петропавловской крепости. Поступив в 1850 г. на службу канцелярским чиновником в департамент народного просвещения, Данилевский в следующем году был назначен чиновником особых поручений при товарище министра народного просвещения, А. С. Норове, и, по поручению министра командирован был в губернии курскую, харьковскую и полтавскую для собирания сведений о древних рукописях и старинных актах в монастырях и городах. Результатом командировки были реестры более выдающихся из найденных им актов, а также детальное описание редких рукописей исторического содержания, напечатанное им в статье: «Частные и общественные собрания актов и исторических документов в харьковской губ.» (Журн. М. Н. Пр. 1856 г., No 2). Летом 1855 г., Данилевский получил командировку от Археологической комиссии, согласно плану Устрялова, в полтавскую губернию для осмотра и описания в археологическом отношении местностей города Полтавы и ближайших к ней селений, ознаменованных событиями эпохи борьбы Петра Великого с Карлом XII (результаты этой командировки изложены Данилевским в статье: «Полтавская старина в отношении ко времени Петра Великого», появившейся в Журн. M. H. Пр. 1856 г., No 3), а также в екатеринославскую губернию — для описания архива и достопримечательностей города, и затем вскоре, по поручению морского министерства, отправился на юг России, к прибрежьям Азовского моря, Днепра и Дона и прилежащие губернии для описания быта и промыслов местных жителей. В 1857 году Данилевский оставил службу по министерству народного просвещения, женился на дочери изюмского помещика Ю. Е. Замятиной и поселился в харьковской губернии, где и прожил двенадцать лет, частью в родовом имении отца с. Петровском, частью в имении жены — Екатериновке, неся при этом различные общественные обязанности и лишь изредка путешествуя то по России, то за границей; две поездки за границу, а также поездки в Польшу, Белоруссию, Волынь, Подолию, по Волге, Дону и Днепру дали богатый материал для будущих произведений Данилевского. В 1857 и 1858 гг. Данилевский работал по крестьянскому вопросу и служил по выборам депутатом харьковского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян и получил серебряную медаль на александровской ленте с надписью: «Благодарю за труды по освобождению крестьян». В 1863 году в качестве частного лица, по поручению министра народного просвещения Головина, он посетил и описал около двухсот народных школ харьковской губернии.

В первое трехлетие существования земства, с 1865 по 1868 год, Данилевский служил по выборам сначала членом змиевского училищного совета, потом гласным харьковского губернского земского собрания и членом харьковской губернской земской управы, где в течение трех лет заведовал попечительным отделом управы, народными школами губернии, больницами, приютами и проч.; в 1867—1868 гг. он был в Петербурге в качестве члена депутации от харьковского губернского земства, ходатайствовавшего о постройке курско-харьковско-азовской железной дороги, и в 1867 и 1870 гг. был избираем в почетные мировые судьи Змиевского уезда. Кроме того, в течение всей земской службы Данилевского на обязанности его лежало печатание всех отчетов и других изданий губернской земской управы, а также журналов губернского земского собрания. Предполагая заняться адвокатурой, Данилевский оставил службу по земству и в 1868 году указом сената был утвержден присяжным поверенным округа харьковской судебной палаты, но вскоре, уже в начале 1869 года, переселился в Петербург, поступил на службу по министерству внутренних дел чиновником особых поручений VI класса при министре и затем, по настоянию Л. С. Макова, был командирован в распоряжение главного редактора газеты «Правительственный Вестник». В начале 1870 года он был назначен помощником главного редактора, в 1875 году — произведен в действительные статские советники, а 22 августа 1881 года назначен главным редактором газеты « Правительственный Вестник», и состоял в этой должности до самой смерти. С небольшим через год, в 1882 году, Данилевскому именным Высочайшим указом повелено быть членом совета главного управления по делам печати, с оставлением в должности главного редактора «Правительственного Вестника», а в 1886 году он был произведен в тайные советники. Как редактор «Правительственного Вестника». Данилевский много содействовал тому, что литературный и научный отделы этого издания сделались значительно разностороннее. Кроме того, редакция газеты ему же обязана и организацией сношений с представителями различных министерств и высших государственных учреждений, посредством которых для редакции обеспечена была непрерывная доставка официальных сведений по отделу «сообщений» как о работах самих министерств, так и о занятиях разных правительственных комиссий и комитетов.

На литературное поприще Данилевский выступил очень рано, еще будучи студентом петербургского университета. Первым печатным произведением его было стихотворение «Славянская весна», появившееся в No 47 «Иллюстрации» 1846 года, без подписи. Затем с 1847 года Данилевский сделался деятельным сотрудником «Полицейской Газеты», в которой писал под псевдонимом «Пан-Баян». В течение 1847 года он поместил в этой газете семь фельетонов о столичных событиях и происшествиях, а в следующем году напечатал фельетон: «Очерки изящного» и пятнадцать писем о Финляндии, озаглавленных: «Выписки из путевого альбома», с подписью: Гр. Д—ский, написанных хотя и в восторженно напыщенном тоне, но не лишенных интереса. Особенно любопытен очерк, посвяшенный финской поэзии. Затем произведения Данилевского начали появляться в детском журнале А. О. Ишимовой «Звездочка», где в 1847 году была напечатана его статья: «Пещера тигров» и стихотворения: «Брату» и «У колыбели». Первые литературные опыты его были встречены критикой далеко несочувственно: поэма из мексиканской жизни «Гвая Ллир», напечатанная сначала в «Библиотеке для чтения» и затем, отдельным изданием, «Крымские стихотворения», изданные в 1851 году, а также «Пир у поэта Катула», драматические сцены из римской жизни, шедшие в Александринском театре, и «Арабская Касида» — стихотворения, прявившиеся в «Пантеоне» 1852 года, — подверглись даже резким отзывам и нападками. Одним из первых бытовых рассказов Данилевского, сочувственно встреченных критикою, была «Повесть о том, как казак побывал в Бахчисарае», напечатанная в «Современнике» 1852 года (No 5). Ободренный успехом, Данилевский написал целый ряд рассказов из украинского быта, изданных в 1853 г. под общим заглавием «Слобожане», и напечатал целую серию сказок из малорусского быта (в «Отеч. Зап."), изданных потом под общим заглавием «Степных казаков», которые так понравились критике и публике, что в одной из книжек «Дешевой библиотеки» Суворина выдержали одно за другим семь изданий. В пятидесятых годах Данилевский напечатал в различных периодических изданиях целый ряд стихотворных переводов из Байрона, Шиллера, Лонгфелло, Новалиса («Мадонна» и «Наши крылья»), Мицкевича и Шекспира («Король Ричард III»), в «Библ. для чтен.", 1850 г., NoNo 4 и 6, и «Цимбелин», там же, 1851 г., No 8, и отд.), а также написал ряд фельетонов и критических статей о малорусской литературе. В конце пятидесятых годов Данилевский уже пользовался репутацией почтенного литератора и сотрудничал во многих периодических изданиях: «Московских Ведомостях», «Голосе», «Северной Пчеле», «С. — Петербургских Ведомостях», «Одесском Вестнике», «Биржевых Ведомостях», «Харьковских Губ. Ведомостях» и мн. др., но литературная известность Данилевского началась, собственно, после появления его двух романов: «Беглые в Новороссии» и «Беглые воротились» или «Воля», которые печатались под псевдонимом А. Скавронского, в журнале Достоевского «Время» в 1862 г. (NoNo 1 и 2) и 1863 г. (NoNo 1—3). Явившись под свежим впечатлением освобождения крестьян, романы эти нравились публике не одним только сказочным интересом замысловатых и увлекательных сюжетов, не одним только образным языком и мастерским изображением крестьянского быта и блестящих картин южной природы, но и гуманным отношением к народу, лишенным той излишней фальшивой идеализации, которою страдало большинство романов начала шестидесятых годов. С тех пор почти все его произведения, и мелкие и крупные, пользовались значительным успехом, а роман «Новые места» («Русск. Вестник» 1867 г., NoNo 1 и 2), посвященный разоблачению харьковской истории о подделывателях кредитных билетов, вызвал своего рода сенсацию. В 1866 г. Данилевский издал сборник «Украинская Старина», заключающий в себе исследование о харьковских народных школах в старину и новейшее время и биографии южнорусских деятелей; Квитки-Основьяненко, Сковороды и Каразина, — почтенный труд, который академия наук, в 1868 г., увенчала Уваровской малой премией в 500 руб. Заплативши дань изображению народного быта своими первыми романами, Данилевский на долгое время замолчал, писал лишь небольшие рассказы из украинской жизни и только после одиннадцатилетнего перерыва выступил с последним бытовым романом «Девятый вал» (в «Вестнике Европы» 1873 г.), раскрывшим всю подноготную быта женских монастырей и имевшим шумный успех, и затем в конце семидесятых годов дал целую серию фантастических рассказов: «Русский Декамерон», «Жизнь через сто лет» и т. п.

Испытав свои силы на поприще исторической беллетристики еще в пятидесятых годах, когда появились его рассказы из жизни ХV²² и ХV²²² вв.: «Вечер в тереме царя Алексея Михайловича», «Царь Алексей с соколом» (1856 г.) и «Екатерина Великая на Днепре» (1858 г.), Данилевский в последние годы своей жизни почти исключительно посвятил свои силы художественной разработке отечественной истории, по преимуществу XVIII века, знатоком которого он был и из которого черпал содержание для своих романов. В исторических произведениях Данилевского проходит перед читателем почти вся история новой России: изображению эпохи Петра, ², Елизаветы, Петра III и Екатерины Второй посвящены повести и романы: «На Индию», «Мирович», «Княжна Тараканова» (1882 г.), «Черный год» или «Пугачевщина» (1889 г.), «Потемкин на Дунае» и «Уманская резня»; началу XIX столетия посвящены роман «Сожженная Москва» (1882 г.), написанный под сильным влиянием «Войны и мира» гр. Толстого, и отрывки из неоконченного романа «Восемьсот двадцать пятый год» — из эпохи Александра I.

Живо написанные исторические романы Данилевского хотя и основаны на внимательном, добросовестном изучении исторических событий описываемой эпохи и не лишены художественности, однако страдают тем недостатком, что автор, увлеченный художественным вымыслом, позволял себе иногда уклоняться от исторической правды и сближал, напрель, исторических лиц, которые жили в разные эпохи или приписывал им невероятные положения и т. п. Публика все-таки зачитывалась романами Данилевского, среди которых наибольший успех выпал на долю романа «Мирович». В этом романе Данилевским впервые опубликованы любопытные данные из дела об Иоанне Антоновиче, именно, изображен известный эпизод из царствования Екатерины — попытка Мировича совершить coup d'etat, возведя на престол злосчастного шлиссельбургского узника, Иоанна V². «Мирович», носивший в рукописи название: «Царственный узник», был запрещен цензурой, но, по всеподданнейшему докладу министра внутренних дел, государь разрешил его напечатать, и «Мирович» имел такой шумный успех в России и за границей, что в 1880 г. в Париже, в College de France, проф. Ходзько читал о нем лекции. Впрочем, Данилевский, стяжав известность на поприще исторической беллетристики, продолжал печатать в различных газетах и журналах мелкие рассказы: в «Историческом Вестнике» он описал свою поездку к гр. Толстому в Ясную Поляну; вероятно, под влиянием этой же поездки он написал и рассказы для народа: «Христос-Сеятель» и «Стрелочник». Уже после смерти Данилевского в «Сборнике Нивы» появился рассказ его «Шарик», в «Историч. Вестн.» (1891 г. январь) напечатана часть его мемуаров под заглавием: «Из литературных воспоминаний» о Н. Ф. Щербине и в «Русской Мысли» 1892 г. (январь и февраль) появилось начало романа, в котором Данилевский предлагал изобразить трагическую судьбу Алексея Петровича. С годами росла и популярность Данилевского: не было почти ни одного периодического издания, с широким кругом читателей, в котором бы не сотрудничал он; его повести и рассказы с 1874 г. начали появляться и за границей в переводах, на французском, немецком, польском, чешском и венгерском языках. Данилевский был членом многих обществ: любителей российской словесности при Московском университете (с 1867 г.), Императорского русского географического (с 1870 г.), член-корреспондентом общества любителей древней письменности (с 1886 г.), Русского литературного общества (с 1883 г.), членом комиссии при академии художеств для обсуждения вопроса об устройстве музеев в городах (с 1883 г.) и др. На долю Данилевского выпало редкое внимание со стороны читающей публики: еще при жизни автора собрание его сочинений выдержало шесть изданий, а в 1893 г., через два года после его смерти, появилось и седьмое издание в девяти томах, с биографиею автора.

«Собрание сочинений Г. П. Данилевского», изд. седьмое, 1893 г., т. I, биографич. очерк, С. Трубачевым. — «Исторический Вестник», 1890 г., No 4, стр. 154 (ст. С. Левина); 1891 г. No 1, стр. 299—304; 1893 г. No 8, стр. 520. — Соловьев: «Искусство и жизнь», 1869 г., т. III, стр. 214—257 («Деловые люди»). — «Русская Мысль», 1886 г., No 11—12, ст. Сокальского: «Поэзия труда и борьбы». — Скабичевский: «История нов. русской лит.» СПб. 1891 г., стр. 233—235, 371—372. — Г. П. Данилевский по личным его письмам и литер. переписке. Харьков, 1893 г., стр. 91 См. об этой брошюре «Киевская Старина», 1894, No 1.

Данилевский, Григорий Петрович

— известный романист. Родился 14 апреля 1829 г. в богатой дворянской семье (см. выше) Харьковской губернии, учился в Московском университетском пансионе и Петербургском университете, где в 1850 г. кончил курс со степенью кандидата прав. За год до того он по ошибке был привлечен к делу Петрашевского и несколько месяцев просидел в Петропавловской крепости в одиночном заключении. С 1850 по 57 г. Д. служил в министерстве народного просвещения чиновником особых поручений и неоднократно получал командировки в архивы южных монастырей. В 1856 г. он был одним из писателей, посланных вел. кн. Константином Николаевичем для изучения различных окраин России. Ему было поручено описание прибрежьев Азовского моря и устьев Дона. Выйдя в 1857 г. в отставку, Д. надолго поселился в своих имениях, был депутатом харьковского комитета по улучшению быта помещичьих крестьян, позднее членом училищного совета, губернским гласным и членом Харьковской губернской земской управы, почетным мировым судьей, ездил с земскими депутациями в Петербург и т. д. В 1868 г. Д. поступил было в присяжные поверенные Харьковского окр., но вскоре получил место помощника главного редактора «Правительственного вестника», а в 1881 г. был назначен главным редактором газеты; состоял также членом совета главного управления по делам печати. Умер в Петербурге 6 декабрь 1890 г. Довольно высокое официальное положение Д. нимало не ослабило в нем ни страстного стремления к литературной деятельности, ни, в общем, «либеральной» ее окраски. Печатал он свои большие произведения 70-х и 80-х гг. исключительно в «Вестнике Европы» и «Русск. мысли», а в библиографическом отделе официального «Правит. вестника» весьма часто давались благоприятные отзывы о литературных явлениях, которые в изданиях консервативного лагеря встречали самую резкую оценку. Литературную деятельность свою Д. начал мало замечательными стихами: поэма из мексиканской жизни «Гвая-Лир», «Украинские сказки» (имели, впрочем, 8 изд.), «Крымские стихот.» (1851), переводы из Шекспира («Ричард III», «Цимбелин»), Байрона, Мицкевича и др. Удачнее были повести из малороссийского быта и старины, собранные в 1854 г. в книжку «Слобожане». Первый роман, обративший на Д. внимание большой публики, — «Беглые в Новороссии» (1862), подписанный псевдонимом «Д. Скавронский». За ним последовали «Беглые воротились» (1863) и «Новые места» (1867). В 1874 г. появился «Девятый вал». Повестью «Потемкин на Дунае» (1878) начинается вторая половина литературной деятельности Д., почти исключительно посвященная исторической беллетристике. Одно за одним появляются: «Мирович» (1879); «На Индию при Петре» (1880); «Княжна Тараканова» (1883); «Сожженная Москва» (1886); «Черный год» (1888) и ряд рассказов из семейной старины. Полное собрание соч. Д. (сначала в 4, позднее в 9 т.) выдержало с 1876 г. 7 изданий (печатавшихся, впрочем, в небольшом количестве экземпляров). В 1866 году Д. издал книгу «Украинская старина» (истор. и биограф. очерки), удостоенную малой Уваровской премии. Из биограф. данных о Д. можно отметить предисловие С. Трубачева к 6 изд. и переписку Д. (Харьков, 1893), из критических — Ник. Соловьева в его книге «Искусство и жизнь» и П. Сокальского в «Рус. мысли», 1886 г., No 11 и 12. Hепосредственно художественное дарование Д. невелико. Ему совсем не удается характеристика и отделка отдельных лиц; у него никогда не хватает терпения стройно и последовательно довести интригу до конца, он всегда торопливо распутывает ее кое-как, благодаря чему ни один роман его не обходится без того, чтобы на сцену не появился какой-нибудь deus ex machina. Это сообщает произведениям его характер анекдотичности, а подчас и мелодраматичности. Но Д. бесспорно занимательный рассказчик, и, за исключением «Девятого вала», все вышедшее из под его пера читается с большим интересом. Тайна этого интереса лежит в самом выборе сюжетов. «Девятый вал» потому и скучен, что взята в общем обыденная тема, в которую только изредка вкраплены излюбленные Д. уголовные мотивы. Во всех же остальных его произведениях сюжеты самые экстраординарные. Три «бытовых», по намерению автора, романа Д., образующие известную трилогию, посвященную изображению оригинальной жизни Приазовского края («Беглые в Новороссии», «Беглые воротились» и «Новые места»), не составляют исключения. Критика Зап. Европы, где Д. пользуется большою популярностью (существует около 100 переводов разных его сочинений), справедливо дала ему за эту трилогию эпитет «русского Купера». И действительно, жизнь наших правда поэтичных в своем приволье, но по общему представлению столь мирных новороссийских степей под кистью Д. получает необыкновенно романтическую окраску. Похищение женщин, лихие подвиги разбойников, величавые беглые, фальшивые монетчики, бешеные погони, убийства, подкопы, вооруженное сопротивление властям и даже смертная казнь — вот на каком непривычном для русского реализма фоне разыгрываются чрезвычайные события трилогии. Один из немногих в русской критике апологетов Д., П. Сокальский, основываясь на второстепенных, в сущности, подробностях и эпизодах трилогии, усматривает в ней «поэзию борьбы и труда». Сам автор в лирических отступлениях и постоянном приравнивании Новороссии к «штатам по Миссисипи», тоже весьма ясно обнаруживает свое стремление придать приобретательским подвигам своих героев характер протеста против крепостной апатии, одним мертвым кольцом охватившей и барина, и мужика. Не следует забывать, что трилогия Д. была задумана и частью даже написана в ту эпоху, когда деловитость как противоядие косности соблазняла самых крупных писателей наших. Известно, однако же, что попытки идеализирования Штольцев ни к чему не привели. Нечего, следовательно, удивляться, что и второстепенному таланту Д. не удалось выделить в погоне за наживой элементы душевного порыва к сильному и яркому. Спекуляторы его только спекуляторами и остались. Вот почему вместо «поэзии борьбы и труда» гораздо вернее будет усматривать вместе с критикою 60-х гг. в трилогии одну только «художественную этнографию». В 1870 годах Д. в «Девятом вале» в лице Ветлугина сделал попытку прямого апофеозирования «делового» человека; но на этот раз получилось нечто до такой степени безжизненное, что самые горячие защитники Д. признали попытку безусловно неудачной.

Исторические романы Д. уступают художественно-этнографическим произведениям его в свежести и воодушевлении, но они гораздо зрелее по исполнению. В них меньше характерной для Д. торопливости, и стремление к эффектности не идет дальше желания схватывать яркие черты эпохи. Писал Д. свои исторические романы, почти исключительно посвященные 2-й половине прошлого столетия, с большой тщательностью и с прекрасной подготовкой. Он был большой знаток 18-го в. не только по книгам, но и по живым семейным преданиям, сообщенным ему умною и талантливою матерью. Отдельные личности, как и в бытовых романах, мало ему удаются, но общий колорит он схватывает очень удачно. Лучший из исторических романов Д. — «Черный год». Правда, личность Пугачева вышла недостаточно яркой, но понимание психологии масс местами доходит до истинной глубины. К числу наименее удачных романов Д. нельзя не причислить «Сожженную Москву», где соперничество с Толстым оказалось слишком опасным.

Данилевский, Григорий Петрович

(1829—1890) — романист. Из богатых дворян. Привлекался по делу петрашевцев (1849), но был освобожден без последствий через 21/2 месяца. В дальнейшем занимал крупные бюрократические посты; ряд лет состоял редактором «Правительственного вестника». Получил известность своим бытовым романом «Беглые в Новороссии» (1862, под псевдонимом А. Скавронский). Продолжая традиции публицистической литературы, рисуя разложение дворянства, злоупотребления администрации и эксплуатацию беглых крестьян, Д. в частности по-новому ставил и проблему «лишних людей», ища ее разрешения на путях буржуазного предпринимательства, которому он воздает хвалу в своем романе. После опубликования ряда др. общественно-бытовых романов («Беглые воротились», 1863; «Новые места», 1867; «Девятый вал», 1874, и пр.) Д. вторую половину своей деятельности отдал писанию авантюрно-исторических романов, лучшие из которых, благодаря несомненной живости рассказа, необычным романтическим сюжетам и богатству приключений, долгое время сохраняли известный интерес, несмотря на слабую «историчность» этих произведений и на официальную трактовку исторических событий и лиц. Таковы напрель романы: «Мирович» (1879), «Сожженная Москва» (1886), «Черный год» (1888—89) и ряд небольших рассказов.

Первое собр. соч. Д. вышло в 4 тт., СПб, 1877; полное собр. — в 24 тт. (9 изд., СПб, 1901) и в приложении к «Ниве» за 1901.

Данилевский, Григорий Петрович

[1829—1890] — русский писатель. Род. в богатой дворянской семье, учился в Петербургском университете. В 1849 был арестован по делу Петрашевского; в 1850—1857 служил в мин. нар. проев.; в 1868—1881 редактировал «Правительственный вестник».

Д. — автор ряда исторических романов и повестей, пользовавшихся в свое время большой популярностью и переведенных на ряд иностранных яз.: «Мирович» [1879],«Сожженная Москва» [1886], «Черный год» [1889], «Потемкин на Дунае» и мн. др. Эти романы Д. примыкают к тому течению исторической беллетристики, которое в 30-х гг. представлялось Загоскиным, а в 70-х — Салиасом; с последним из них, представителем крупнопоместного стиля в историческом романе, у Д. особенно много аналогий. Поместный генезис его творчества явствует из трактовки им явлений русской истории. Центральными образами композиций Данилевского являются родовые дворяне, крепко преданные престолу и родине, — Глеб Дуганов («Черный год»), морской офицер Концов («Княжна Тараканова»), Перовский («Сожженная Москва») и т. д. Преобладающие темы Данилевского — годы лихолетья русского государства — нашествие Наполеона, бунт Пугачева. Система образов Д. обыкновенно резко делится на две части: бунтовщики экспозируются со стороны по преимуществу отрицательной («Испуганная, бледная Туровцова исчезла среди серых зипунов, чекменей, бараньих шапок и в кучу сбившихся плеч и спин. Раздался неистовый женский вопль. В воздухе бессильно мелькнули белые и худые руки и с развившеюся, тощею косой седая голова. Здесь и там полилась кровь. Падали, с раздробленными черепами, сбежавшиеся последние защитники барского добра». Такова картина крестьянского восстания против справедливой и благородной помещицы). Вся трактовка пугачевщины не выходит у Д. за границы бунта, затеянного яицкими казаками ради их личных выгод. Эта политическая интрига обыкновенно увязывается Д. с любовной экспозицией дворянского бытового уклада.

Помимо исторических романов, Д. написал романы полуэтнографического характера. Такова его трилогия — «Беглые в Новороссии», «Беглые воротились», «Новые места» [1862—1863], — давшая критике повод назвать Д. «русским Купером».

Библиография: 1.Сочин. Д., изд.7-е, 9 тт., СПб., 1892—1893 (одно из чрезвычайно многочисленных изданий Д.).

II. Скабичевский А., История новейшей русской литературы, гл. XX; Н. Ш (елгунов), Бесплодная нива, «Дело», 1800, X; Гаршин Е., Критические опыты, СПб., 1888.

III. Mезьеp А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, т. II, СПб., 1902; Владиславлев И. В., Русские писатели, Л., 1924.


Все биографии русских писателей по алфавиту:

А - Б - В - Г - Д - Е - Ж - З - И - К - Л - М - Н - О - П - Р - С - Т - У - Ф - Х - Ц - Ч - Ш - Щ - Э - Я


Десятка самых популярных биографий:

  1. Биография Пушкина
  2. Биография Лермонтова
  3. Биография Булгакова
  4. Биография Гоголя
  5. Биография Есенина
  6. Биография Достоевского
  7. Биография Чехова
  8. Биография Маяковского
  9. Биография Евтушенко
  10. Биография Даля







 
Пользовательское соглашение - сopyright © 2006-2017
red @ slovo.ws